Москва: +7 (495)
669 68 98
Санкт-Петербург: +7 (812)
309 76 86
Ярославль: +7 (4852)
64 46 47
Новости и пресс-релизы отрасли
Главная НОВОСТИ Новости и пресс-релизы отрасли Как поссорились друг с другом специнвестконтракты и инфраструктурная ипотека
Как поссорились друг с другом специнвестконтракты и инфраструктурная ипотека
16.04.2018

Две идеи, нацеленные на наращивание инвестиций в новом президентском цикле, увязли в межведомственной борьбе на входе в Белый дом. Минэкономики и Минфин спорят о будущем специальных инвестиционных контрактов (СПИК 2.0) и инфраструктурной ипотеки, решения о запуске которых может быть принято в апреле-мае 2018 года: у Минфина есть претензии к инфраструктурной ипотеке, у Минэкономики — к СПИК 2.0. За проектами стоимостью в триллионы рублей стоят принципиально разные подходы к стимулированию инвестиций, хотя формально они относятся к разным сферам.

“Ъ” ознакомился с письмом главы Минэкономики Максима Орешкина премьер-министру Дмитрию Медведеву "О проекте ФЗ "О специнвестконтрактах и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ"". Документ посвящен критике разработанного Минфином проекта закона, который в ведомстве неформально называют СПИК 2.0. Напомним, механизм специнвестконтрактов введен в РФ Минпромторгом законом о промышленной политике, суть его в заключении бизнесом и органами власти (федеральными или региональными) обязывающих соглашений о предоставлении преференций производителям в обмен на создание новых производств. Оператором СПИК 1.0 является Фонд развития промышленности, в первой версии механизм описан постановлением правительства от 16 июля 2015 года №708.

По данным “Ъ”, проект Минфина разработан по поручению Дмитрия Медведева от 7 февраля и уже согласован всеми участниками его обсуждения, но не публиковался — он должен был рассматриваться на ближайшем заседании правительства. Документ призван "перезагрузить" инвестиционный цикл в РФ за счет расширения числа отраслей, где применяются СПИК: в правительстве констатируют, что нынешний уровень инвестиций в ВВП РФ на 20% ниже, чем в Индии, и на 43% ниже, чем в КНР, а фонды прямых и венчурных инвестиций практически не работают. Собственно, идея Минфина и заключалась в вовлечении фондов в участие в механизмах СПИК, единственным ограничением на входе планировалась сумма — государство готово всерьез относиться к инвесторам, вкладывающим в такие проекты от 1 млрд руб., при этом за счет расширения числа участников СПИК Минфин рассчитывал добиться и некоторого улучшения состояния конкурентной среды в сфере, формируемой этими контрактами.

Именно конкуренция и стала поводом для критики проекта со стороны Минэкономики, при этом письмо господина Орешкина во многом критикует не столько СПИК 2.0, сколько уже действующие специнвестконтракты. Так, в первом же пункте министр констатирует, что "зафиксированный на длительный период льготный режим в отношении отдельного участника рынка повлечет за собой снижение конкурентоспособности его продукции в связи с отсутствием у такого участника стимула к повышению качества" продукции и вложениям в технологии. Также письмо фиксирует формальные противоречия идеи СПИК указу Владимира Путина о развитии конкуренции, отсутствие "конкурсных процедур отбора инвесторов" и констатирует, что проект Минфина "размывает ответственность органов власти за результаты реализации СПИК". В Минэкономики “Ъ” подтвердили претензии к проекту Минфина.

Источник “Ъ”, знакомый с ходом подготовки проекта в Минфине, в свою очередь, отмечает, что разработка ведомства не должна была существенно менять правила игры в области применения СПИК — конкуренция в ней должна поддерживаться отраслевыми нормами, а в заключении контрактов участвуют представители ФАС.

Более того, Минфин как раз впервые предлагал зафиксировать в условиях СПИК возможность привязать выделение господдержки к результатам исполнения контрактов (и определить методику их оценки). До сих пор в рамках СПИК, ОЭЗ и ТОР ни персональной ответственности исполнителей, ни привязки выделения средств к результатам не фиксировалось вовсе.

Отдельно в письме господина Орешкина отмечается "наделение Минфина несвойственными ему полномочиями" и предлагается "совершенствовать уже существующие механизмы взаимодействия бизнеса и государства (ГЧП.— “Ъ”)", а также формировать новые способы финансирования крупных проектов — механизм инфраструктурной ипотеки, внесенный Минэкономики в правительство 30 марта (к документу, отметим, были существенные нарекания у Минфина, см. “Ъ” от 2 и 29 марта).

Отметим, проект СПИК 2.0, в Минфине курируемый заместителем министра Андреем Ивановым, формально не конкурирует с идеей Максима Орешкина об инфраструктурной ипотеке. Проекты ФРП предполагают индивидуальные льготные условия для новых и расширяющихся предприятий, а идея Минэкономики — в привлечении через квазигосдолг средств на рынке под строительство инфраструктуры, в том числе способной повлиять на принятие инвестором инвестиционного решения,— логистических и энергетических объектов и прочих публичных благ, отсутствие которых удорожает или делает невозможным реализацию инвестпроекта на общих основаниях. Пока ключевой вопрос инфраструктурной ипотеки — механизм отбора проектов для нее: Минэкономики не обнародовало предложений на этот счет, между тем схема отбора, несомненно, будет иметь отношение к вопросам конкуренции и равных условий. Фактически же у СПИК 2.0 и инфраструктурной ипотеки два системных отличия. Специнвестконтракты ориентированы на прямое и практически неотличимое от "ручного" привлечение инвестиций ФРП среди известного круга инвесторов. Инфраструктурная ипотека предполагает поддержку инвестиций в косвенной форме, без прямого предоставления преференций. Кроме того, СПИК финансирует проекты за счет налоговых льгот и тарифных гарантий, ипотека — привлечением ликвидности на рынке.

Идея использования инфраструктурной ипотеки для наращивания инвестиций в промышленные мощности на рынке особой популярности не имеет. Собеседники “Ъ” в автопроме, например, слабо представляют, как они могут поучаствовать в проекте инфраструктурной ипотеки Минэкономики — "нам ничего строить не надо". У локализованных в РФ автоконцернов уже есть свои промплощадки. "Нам все равно, кто решает, главное — в наших интересах",— говорит источник “Ъ” в одном из концернов.

При этом насущный для участников рынка вопрос подтверждает логику Минэкономики — инвесторов беспокоит отсутствие прозрачности и равности правил нового инвестрежима, которых им не дает СПИК Минпромторга. Уже подписанные в автопроме контракты (Daimler и Mazda Sollers), по словам собеседников “Ъ”, были созданы заранее, "чтобы договориться об индивидуальных условиях". Источники “Ъ” в иностранных концернах с производством в РФ рассказывают: в их штаб-квартирах недоумевают по поводу отсутствия четких правил и сетуют на лоббистские ресурсы конкурентов — именно это, по их мнению, сегодня залог интересного для компании СПИК. Инфраструктурная ипотека, в свою очередь, является более широким инструментом, ориентированным скорее на группы проектов и промышленные кластеры,— различие скорее в том, что бизнес-стороны СПИК сейчас менее заинтересованы в инфраструктуре, работая на существующих промплощадках.

Отметим, велика вероятность, что Белый дом в итоге одобрит оба механизма. Если по проекту Минфина есть поручение премьера, то проект Минэкономики упоминался в последнем послании Владимира Путина федеральному собранию. При этом оба проекта формально находятся в разных предметных плоскостях и претендуют на разные источники финансирования. Предмет спора, таким образом, состоит в идеологических предпочтениях будущего правительства в вопросах господдержки.

Коммерсант

© 2000-2018. Все права на разработку принадлежат ГЛОБАЛ ЭНЕРГО ГРУПП
Копирование материалов допускается только с разрешения правообладателей сайта.
Яндекс.Метрика